Бизнес Территория
Журнал о стратегии развития территории и бизнеса

Бизнес-омбудсмен Антон Стамплевский о том, кто получит поддержку и право работать

0

В четверг, 9 апреля, Законодательное Собрание Тверской области приняло в двух чтениях закон о понижении стоимости патентов и ставок по упрощенной системе налогообложения. В этот перечень не были включены бытовые и медицинские услуги, грузоперевозки и розничная торговля.

О том, какой бизнес сейчас имеет право работать и на какие меры поддержки могут рассчитывать предприниматели в интервью нашему еженедельнику рассказал Антон Стамплевский, бизнес-омбудсмен Тверской области.

— Антон Владимирович, вчера ЗС в спешке приняло закон н снижении коэффициентов по упрощенной системе налогообложения (УСН) и стоимости патентов для многих видов деятельности. Нам говорят, что снижение произошли в три раза, но это не так. Давайте вспомним, что в декабре 2019 года коэффициенты по упрощенке для многих видов деятельности были снижены в два раза — с 6% до 3%. А сейчас снижение произошло с 3% до 2%, и то не для всех стратегически важных видов деятельности.

— Коэффициенты по УСН снижены для спорта, культуры, туризма, лесозаготовки и других видов деятельности. По нашей просьбе в перечень также вошли предприятия общественного питания. Но часть предложений бизнеса, увы, услышана не была. Бытовые и медицинские услуги, грузоперевозки и многие виды розничной торговли в этот перечень включены не были. 

На федеральном уровне бытовые услуги и грузоперевозки включены в список 9 отраслей наиболее пострадавших от коронавирусного кризиса. На региональном уровне почему-то нет.

Наш аппарат проводит мониторинг. Мы видим, что многие субъекты страны снизили УСН для бытовых услуг, а мы почему-то не идем по этому пути.

Сколько денег не досчитается область

— Каково финансово-экономические обоснование решения ЗС? В пресс-релизах правительства области сказано, что принятие закона в первой редакции (еще без поправок) приведет к выпадающим доходам в размере 215 млн рублей. Но как нам известно, расчеты очень приблизительны и потом будут скорректированы.

— По нашей просьбе в перечень добавили общественное питание. Когда ЗС принимал закон, то финансовое обоснование осталось прежним. Мы находимся в диалоге с министерством экономического развития региона и надеемся получить актуализированные расчеты по УСН, в том числе и с учетом наших предложений.

— Зачем же тогда было торопиться с принятием закона в двух чтениях?

— Я тоже этого не понимаю. Депутаты сказали, что все равно 30 апреля будет заседание, на котором будет рассматриваться и приниматься блок мер поддержки для бизнеса, и на нем этот закон можно будет скорректировать. Но зачем тогда спешить? Все равно УСН будет пересчитываться с 1 января. Это улучшающая норма. Правильнее было бы провести консультации с бизнесом и дождаться актуальных расчетов от министерства экономического развития области.

— Какие меры в этом ключе принимают другие регионы?

— Многие уже приняли законы, снижающие ставку по упрощенке до 1%.  Мы тоже предлагали такую меру. Если нет согласия ввести ее для всех видов деятельности, то хотя бы для тех, кто пострадал еще до всей это коронавирусной истории. Речь идет о компаниях, торгующих маркированной продукцией. Это коснулось аптечного и обувного бизнеса. Помимо обязательной маркировки они ощутили на себе рост налогов в связи с отменой ЕНВД и переходом на упрощенку.

У нас есть проект закона, который в случае принятия снизил был для компаний, которые обязаны маркировать продукцию, ставку по упрощенке с 6% до 1%. Еще в январе мы направили его в Законодательное собрание Тверской области. Минэкономразвития региона его поддержало. Но пока он не принят. И в плане о мерах поддержки бизнеса его тоже нет. Будем настаивать на его принятии. Данная мера поддержки абсолютно логична. События развиваются и мяч уже на стороне наших депутатов.

Для сравнения, Тюменская область для всех видов деятельности, работающих по упрощенной системе налогообложения, снизила коэффициенты до 1%. А мы для малого числа видов деятельности и всего до 2%.

— Возможно, правительство области боится недособрать налогов.

— Если так думать, то потом можно вообще ничего не собрать и поспособствовать закрытию бизнесов и росту безработицы в регионе.  При принятии грамотного решения нужно взвесить все за и против.

В регионе пока не разрешили работать частной медицине

— Антон Владимирович, как вы оцениваете меры поддержки бизнеса, которые были приняты на заседании правительства Тверской области?

— Хорошо, что появилась какая-то определенность. Создан список из 220 системообразующих предприятий регионального и муниципального значения, которым разрешили продолжить деятельность при условии строгого соблюдения санитарно-эпидемиологических требований. Также определен перечень видов деятельности, на которые, как и на системообразующие предприятия, не распространяется режим нерабочих дней. В него вошли более 60 видов экономической деятельности (ОКВЭД).

Важно, что правительство Тверской области нас слышат. Часть предложений нашего аппарата и бизнеса были учтены. Строительство, производство и продажа стройматериалов и ряд других видов деятельности включили в перечень ОКВЭДов. Но, например, в перечень пока не вошли медицинские и стоматологические центры. На их работу продолжает действовать бессрочный запрет.

Также не сняты ограничения по приостановке деятельности с многих объектов торговли и оказанию розничных услуг.

— Указ президента России Владимира Путина разрешает работать частной медицине по стране, а в Тверской области ей работать пока не дали. Многие недоумевают почему. Медицинская помощь населению нужна и сейчас. Людям приходится идти в государственные клиники, в которых создаются очереди.

— Многие задаются этим вопросом. Надеюсь, что это не приведет к росту угрозы распространения коронавируса. Вопрос открытия частых медицинских центров находится в стадии обсуждения.

Работать можно, контактировать с людьми нельзя

— Даже те предприниматели, которые имеют право работать, до конца не понимают, как именно это делать. Стало ли после заседания правительства больше понимания?

— В рамках указа президента многие на многие виды экономической деятельности не распространяется режим нерабочего месяца. Но если смотреть постановление правительства области, то деятельность торговых объектов, где могут массово собираться люди, приостановлена. То есть, работать можно, но непосредственно оказывать людям услуги нельзя. Вот в чем противоречие, и его толком никто не разъяснил.

Понятно, что сотрудники разных производств, бухгалтера и многие другие специалисты могут выполнять свою работу, не контактируя с простыми горожанами. Но как быть тем, чья деятельность состоит в указании услуг населению? Получается, что самым пострадавшим оказывается микробизнес.

 Мы получили письмо Минэкономразвития региона. В нем просто ссылки на документы, а нужных разъяснений нет. Мы получаем много вопросов от предпринимателей, которые не понимают, как им действовать. Ждем подробных разъяснений регионального министерства экономического развития.

Сколько нужно потратить на безопасность

— Каким образом работающие производства и компании должны обеспечивать безопасность своих сотрудников?

— Есть методические рекомендации Роспотребнадзора и обязанности, установленные региональными постановлениями губернатора. Но выполнить их трудно. Возьмем для примера салон связи. Чтобы иметь право работать, они должны купить бактерицидные лампы, антисептики, средства индивидуальной защиты для сотрудников, бесконтактный термометр. Нужно потратить несколько десятков тысяч рублей. Окупятся ли сейчас такие вложения? Неизвестно. Кстати, бесконтактных термометров в продаже пока нет. Поставка ожидается сегодня. Предприниматели звонят и говорят, что один такой термометр будет стоить 12000 рублей.

— Какие санкции предусмотрены для тех, кто не получил право на работу, но все-таки будет это делать?

— Санкции серьезные. Например, по линии розничной торговли предусмотрены штрафы от 50 тыс. рублей до приостановки деятельности. Проверки осуществляет полиция.

— Как дальше будет действовать аппарат уполномоченного в сложившейся ситуации?

— Мы ведем независимый мониторинг о том, как себя чувствуют виды бизнеса, работающие по упрощенного системе налогообложения. Мы представляем данные в федеральный аппарат по защите прав предпринимателей.  По итогам этого мониторинга будут составляться предложения о принятии федеральных мер поддержки бизнеса.

Я считаю, что меры поддержки и на федеральном, и на региональном уровнях должны быть гораздо более серьезными. Тем более, многие из них даже пока не начали действовать. Обстановка меняется каждый день. Мы следим за развитием ситуации.

Беседовал Андрей Сабынин

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.