Бизнес Территория
Журнал о стратегии развития территории и бизнеса

Кто вынесет мусор?

0

Готовы ли регионы к сортировке и переработке отходов?

Спецпроект Б&T посвящен предприятиям в Тверской области, которые занимаются переработкой отходов или поставляют оборудование для мусороперерабатывающих заводов. К сожалению, домашний регион пока не отличается большими запросами на инновации в этой сфере, и компании в основном находят партнеров по всей России и в ближнем зарубежье. Прежде чем представить вам эти предприятия, мы проанализировали, в каком контексте им приходится работать.

Мусоропереработка или банальные свалки?

Мусор становится важной социальной темой 2019 года: с 1 января начал действовать новый федеральный закон о системе обращения с отходами в России. Теперь регионы сами решают, как будут собирать, накапливать и перерабатывать отходы. Жители регионов имеют право голоса при утверждении территориальных схем, то есть решать, где будет полигон ТБО, а где, к примеру, завод.

Плата за вывоз мусора в многоквартирном доме в 2019 году зависит от тарифов, которые утверждаются на региональном уровне. Тарифы рассчитывают по новой схеме – исходя из количества жильцов, а не площади помещения.

Дирижировать этим процессом должен региональный оператор. Таких операторов регионам предстояло определить по конкурсу (в Тверской области им стало полубанкротное МУП «ТСАХ», преобразованное в ООО). Региональные операторы должны были оценить стоимость услуг по вывозу, хранению и переработке мусора. Таким образом, предполагалось очистить леса и реки от несанкционированных свалок.

Большинство регионов к реформе оказались не готовы, и требования закона стимулировать строительство новых объектов так и остались на бумаге. Это привело к  образованию большого числа несанкционированных свалок, ухудшению санитарно-эпидемиологической ситуации и росту социальной напряженности.

Закон «Об отходах производства и потребления», принятый несколько лет назад, по сути, узаконил раздельный сбор отходов. Ожидалось, что это даст импульс к созданию инфраструктуры для переработки и утилизации отходов, привлечению инвесторов и, как следствие, к значительному сокращению объемов мусора, направляемых на полигоны.

По оценке Минпромторга, в России в рамках этой реформы предстоит построить более 100 крупных объектов по переработке ТКО, в том числе и мусоросжигательные заводы. В результате к 2030 году в землю должно зарываться не более 15% отходов, а все остальное будет перерабатываться или сжигаться.

Однако понятно, что ни нормы закона об отходах, ни поручения президента не выполняются. Те немногие комплексы сортировки мусора, которые возведены в разных регионах за последние годы, превращаются в обычные свалки, поскольку заниматься переработкой инвесторам невыгодно и неинтересно.

Так, построенный при участии инвестора ПАО «Межтопэнергобанк» мусорный полигон «Славное» под Тверью после банкротства банка оказался фактически принадлежащим правительству Москвы, и построенная первая очередь полигона оказалась мгновенно заполнена до отказа. Кимрская свалка, которая шокирует проезжающих по дороге в Кимры уже десятки лет, очень быстро достигла высоты шестиэтажного дома. То же происходит с давно исчерпавшими свои возможности свалками в Конаковском и Зубцовском районах.

Народ против

В планы властей и инвесторов неожиданно вмешались жители территорий, где планируется возведение мусорных объектов. Они не просто голосуют против на общественных слушаниях, но и выходят на митинги, устраивают пикеты, перекрывают автотрассы. В 2018 году в Волоколамске свалочными газами отравились дети. Это привело к многотысячным митингам, разъяренные родители устроили показательную обструкцию чиновникам, прибывшим в больницу. Глава Волоколамского района Евгений Гаврилов получил удар по голове, губернатора Подмосковья Андрея Воробьева закидали снежками. Для поддержания порядка в районе были вызваны подразделения Росгвардии. Скандал вышел на федеральный уровень. Евгений Гаврилов был уволен.

Подобные «мусорные бунты» прокатились по всему Подмосковью. Клин, Дмитров, Шатура стали горячими точками на карте Московской области. Большие митинги прошли в Ярославле, где областная власть выразила согласие принять московский мусор.

Позапрошлым летом взбунтовался Оленинский район Тверской области, который социологи называют «электоральной Чечней» – голосование за «Единую Россию» здесь почти 100%. И почти 100% населения вышли протестовать против найденного главой района Олегом Дубовым инвестора, кажется, представляющего московский полигон ТБО «Кучино».

Еще один удивительный проект – московский мусор брикетировать, грузить в поезда и везти за полторы тысячи километров на границу Архангельской области и Республики Коми. Там в местечке Шиес построят гигантский полигон. Местное население не просто возмущается, но и предупреждает, что народ здесь живет охотой и в каждом доме по нескольку ружей.

По сути, реальность такова, что любой проект в сфере обращения с отходами вызывает массовые протесты граждан. Они опасаются, во-первых, ухудшения экологической ситуации, что несет риски здоровью, а во-вторых, снижения цен на свою недвижимость. Поэтому выбор у людей, с их точки зрения, невелик – либо переезжать, либо пытаться бороться.

Мусоросжигательные заводы не выход?

Дочерняя компания госкорпорации «Ростехнологии» АО «РТ-Инвест» планирует построить сеть мусоросжигательных заводов (МСЗ) в Подмосковье и Татарстане. Народ, естественно, протестует. В Солнечногорском, Наро-Фоминском, Воскресенском и Ногинском районах, где намечено строительство первых четырех МСЗ, проходят митинги, которые заканчиваются задержанием активистов. Экологическая составляющая этого проекта весьма сомнительна. Даже в Голландии, где строжайше следят за экологической безопасностью, обнаружено, что выбросы смертельно опасного диоксина на мусоросжигательных заводах все равно происходят. Исследование Zero Waste Europe скрытых выбросов новейшего мусоросжигательного завода в Голландии, подобного заводам Hitachi Zosen Inova, строящимся в Московской области, подтверждает необходимость отказа от технологий сжигания отходов, которые ставят под угрозу здоровье населения и окружающую среду.

В частности, было установлено, что регулярные выбросы диоксинов, не фиксируемые системой экологического мониторинга МСЗ, многократно превышают допустимые нормы ЕС и заявленные в проекте предельные значения выбросов. При этом на сайте эксплуатирующей организации Omrin, позиционирующей себя как лидера экономики рециклинга в Голландии, МСЗ Reststoffen Energie Centrale цинично назван «техническим шедевром», который «остающиеся после сортировки отходы с помощью новейшей технологии сжигает безопасным и экологически чистым способом».

Ситуация, сложившаяся на REC, не уникальна. Практически на всех подобных МСЗ в мире вследствие их неустранимых конструктивных недостатков регулярно в плановом порядке вынужденно организуются нерегистрируемые выбросы отравляющих веществ, так как тотальная очистка дымовых газов оказывается не по карману даже самым богатым странам. Запуски таких МСЗ после плановых или аварийных остановов, которые, как выясняется, не редкость даже на самых современных заводах, по сути, являются полноценными аварийными ситуациями, а для окружающей территории – настоящими чрезвычайными ситуациями.

Как МСЗ в развитых странах удается все это скрывать и успешно избегать банкротства вследствие многомиллионных исков за нанесение вреда здоровью людей, сельскому хозяйству и окружающей среде? Конечно, благодаря активному и изобретательному соучастию государственных структур, одни из которых помогают скрывать масштабы негативного воздействия МСЗ на окружающую среду, а другие – избегать материальной и уголовной ответственности в случаях, когда мусоросжигателей удается поймать за руку.

Есть опасение, что в России, где это в порядке вещей, такие процессы примут совсем иной размах.

***

Экологически безопасные сортировка и переработка отходов – это реальный выход, но регионы, как видно, пока не справляются. Между тем перспективы, ресурсы есть. Так, предприятия в Тверской области входят в число лидеров в разработке технологий, и некоторые социальные инициативы компаний, опробованные в регионе, переняли и другие субъекты РФ, включая Подмосковье. В нашем спецпроекте мы рассказываем об этих предприятиях.

Читать все материалы №1 2019 года

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.