Бизнес Территория
Журнал о стратегии развития территории и бизнеса

Регион-середнячок, бегущий впереди паровоза

Регион-середнячок, бегущий впереди паровоза
Наталья Зубаревич

Специалист в области социально­-экономического развития регионов, социальной и политической географии профессор географического факультета МГУ Наталья Зубаревич является одним из главных независимых экспертов в области региональной политики. В эксклюзивном интервью нашему журналу она рассказала о том, какое место на экономической карте страны занимает Тверская область, насколько эффективно работает действующий губернатор и каковы дальнейшие перспективы Верхневолжья и всей Центральной России.

Границы между регионами – как границы между странами

– Наталья Васильевна, сейчас регионы выстраивают отношения с федеральным центром, но не друг с другом. Субъекты РФ не только не делают совместных проектов на пограничных территориях, но зачастую даже не согласуют стратегии их развития. И может получиться так, что один регион стремится развить на своей территории экологически чистую рекреационную зону, а соседний строит совсем рядом опасное для экологии производство, как это вышло на стыке Тверской и Московской областей, где в Клинском районе на Дойбице промышленная зона, а в Конаковском районе крупнейший туристический кластер. С чем это связано?

– Москва и Московская область – это единая агломерация, Санкт-Петербург и половина Ленинградской области тоже. У них большие финансовые возможности и понятные интересы в сфере развития экономики и бизнеса. Между другими регионами очень слабые экономические связи, потому что в них просто нет смысла. Для того чтобы Тверской области создать совместные проекты с Ярославской, Смоленской, Новгородской областями и другими соседями, нужны финансовые возможности, а их нет. Решения о больших инфраструктурных проектах принимаются на федеральном уровне и финансируются из федерального бюджета.

– Как вы думаете, изменит ли эту ситуацию запуск нацпроектов? Насколько нацпроекты хорошо подготовлены и продуманы? Дадут ли они регионам импульс для развития?

– Я думаю, что нацпроекты мало что изменят. В социальной сфере они нужны, регионам добавили денег на здравоохранение и демографический нацпроект. Он самый дорогой в социальной сфере, так как включает материнский капитал. Как говорится, спасибо и на этом. А что касается инфраструктурных проектов… Вы о них что­нибудь слышали? После объявления нацпроектов прошло уже 1,5 года, а финальные решения по инфраструктурным проектам так и не приняты. Подковерная дележка денег между различными ведомствами и близкими к власти бизнесами продолжается.

– Сейчас по всей стране, в том числе в Тверской области, в рамках нацпроекта по поддержке предпринимательства открываются центры «Мой бизнес». Поможет ли это увеличить число предпринимателей?

– Умерьте раж прокуратуры и Следственного комитета, сделайте нормальными суды. Это будет лучшей поддержкой предпринимательства. Количество людей, занятых в малом бизнесе, устойчиво сокращается.

Нет людей и доверия государству

– Как вы оцениваете социальную и экономическую ситуацию, которая сложилась в Тверской области?

– По душевым экономическим показателям ваш регион остается в группе среднеразвитых регионов. Чтобы более подробно описать ситуацию, начнем с демографии, она сильно влияет на экономический потенциал. Население Тверской области стареет и сокращается, смертность выше рождаемости. Миграционные потоки также понятны: активная часть населения области перебирается в Москву, Московскую область и Санкт­-Петербург, а в Тверь приезжают уже не столько жители сельской местности (ее человеческие ресурсы исчерпались), а из Осташкова, Лихославля и других городов региона. Ничего нового не происходит, десятилетиями одни и те же проблемы.

Как и по всей стране, в Тверской области снижается доля населения трудоспособного возраста, но в области этот процесс идет быстрее, потому что старение населения началось раньше и оно более сильное, чем в среднем по стране.

По динамике промышленного производства ситуация в Тверской области неплохая, с 2014 по 2018 год оно выросло на 19%, в три раза быстрее, чем в среднем по России. Этому два объяснения. Во­первых, промышленный рост стартовал с низкой базы. Во­вторых, помог возросший спрос на вагоны и ряд других видов промышленной продукции. В январе – сентябре 2019 года рост промышленности в области продолжался – на 3% к аналогичному периоду 2018 года, но уже не отличался от средней динамики по стране.

По инвестициям все печально, как и в целом по стране. За период 2013–2018 годов объем инвестиций в Тверской области сократился на 5%. Но в вашем регионе их и до этого­то было немного.

Теперь о рынке труда. Безработица в Тверской области, измеряемая по методологии Международной организации труда, смешная – всего 4%. В среднем по стране – менее 5%. Это очень мало, и причина этому неформальная занятость. Особенно она велика в небольших городах и поселках, сельской местности. Огромное количество людей где­то подрабатывают и налогов не платят.

Аккуратный бюджет и нереальные доходы

– По данным Тверьстата за первый квартал 2019 года, среднедушевой доход жителя Твери за год вырос по сравнению с тем же периодом 2018-­го на 13,1% и составил в денежном выражении 25,6 тысячи рублей в месяц. Реальные доходы (за вычетом обязательных платежей) выросли на 6,2%. По России произошло снижение на 2%. Как вы оцениваете эти данные?

– К сожалению, корректно считать доходы населения, особенно в регионах, Росстат не может. Более 20% занятых работают в тени, как измерить их заработки? Поэтому не стоит удивляться кривой статистике. По данным Росстата, с 2014 по 2018 год реальные денежные доходы в стране в среднем упали на 10%, а в Тверской области всего на 2%. Почему вы живете лучше? Я этим данным просто не верю!

Среднедушевые доходы жителей Тверской области в 2,5 раза выше прожиточного минимума, а в среднем по стране они выше прожиточного минимума в 3,2 раза. В областях вокруг столичной агломерации доходы небольшие, Тверская область находится в худшей половине регионов России вместе с Ивановской, Владимирской, Смоленской и другими областями Центра. При этом уровень бедности в Тверской области низкий, только 12%, а в среднем по России – 13%. Вот такая у нас статистика…

– Вас не балуют. Губернатор Тверской области не раз говорил, что стремится к тому, чтобы бюджет нашего региона стал бюджетом развития. Как вы оцениваете бюджетную политику нашего региона?

– Если смотреть за последние годы, небольшой дефицит бюджета был только в 2015 году, а начиная с 2016 года Тверская область имела профицит. В 2018 году он составил 8%. Это говорит об аккуратной бюджетной политике властей области.

Уровень дотационности бюджета области невелик, вас не балуют. В 2016 году доля трансфертов в доходах бюджета составляла 20%, в 2017 году – 19%, а в 2018 году – 17%, как и в среднем по России. Федеральная власть в первую очередь помогает Республике Крым, Севастополю, они получают самый большой объем трансфертов, растущих ежегодно. Большой объем помощи получают также республики Северного Кавказа и регионы Дальнего Востока. Центральная Россия никогда не была в приоритете федерального центра. Ее регионы среднеразвитые, не относятся к геополитическим приоритетам и должны жить за счет собственных ресурсов.

В результате душевые расходы бюджета Тверской области составляют примерно 70–75% от средних по регионам РФ. Такая же картина в Ивановской, Орловской, Смоленской, Владимирской, Тамбовской и других регионах Центральной России. Лучше только в Калужской и Белгородской областях, расходы их бюджетов близки к средним по регионам РФ. В Московской области душевые расходы на 20% выше, чем в среднем по регионам, а в Москве они выше в 2,5 раза. Вот так и живем…

 Структура расходов консолидированного бюджета Тверской области похожа на большинство регионов, на социальные цели идет 2/3 всех расходов. На остальное мало что остается. Например, на национальную экономику (инфраструктура, транспорт, поддержка сельского хозяйства) потратили 18% бюджета в 2018 году. Приоритет соцрасходов виден и в душевых показателях, они в области составляют 80% от средних по регионам. У вас очень старое население и низкие доходы бюджета, поэтому на социальные расходы тратится основная его часть.

«Бедненько, но без особых провалов»

– Какое место, на ваш взгляд, Тверская область занимает на федеральном уровне?

– Тверская область остается регионом­-середнячком. Вы живете бедненько, но без особых провалов. В регионе приличная динамика роста промышленности, невысокий государственный долг, скромные доходы и стареющее население. Это медианная картина для большинства регионов России. Заметьте, не средняя, а именно медианная. Когда считают что­-то среднее по стране, то берут Москву, Санкт­-Петербург, нефтегазовые округа Тюменской области плюс остальные регионы, получается «средняя температура по больнице».

– В Тверской области уже много лет активно идет укрупнение сельских поселений и муниципалитетов. Так, в 2019 году Вышний Волочек и Вышневолоцкий район стали одним муниципальным образованием. Как вы оцениваете эту политику властей нашего региона?

– Я понимаю, почему так происходит. Тверская область очень большая, районов много. Необходимо содержать управленческий аппарат, социальные учреждения в каждом муниципалитете. А во многих районах население сокращается, поэтому государственные услуги становятся очень дорогими. Процесс укрупнения неизбежен практически для всей страны, но все­таки не нужно бежать впереди паровоза, а Тверская область укрупняет темпами, которые явно опережают общероссийские.

Видимо, мне пора приехать в Тверскую область и самой разобраться, что же у вас происходит с оптимизацией. Пока это очень похоже на компанейщину. Губернатор и его команда не просчитывают возможные риски для населения. Для них главное – оптимизировать расходы, а как это аукнется для населения – вопрос второстепенный. Это неправильно, при неизбежной оптимизации нужно делать так, чтобы сохранялась доступность социальных услуг для населения.

Почему Тверь и российские города не развиваются

– Каковы экономические перспективы регионов России, а также Тверской области?

– Страна находится между стагнацией и медленным ростом. Не вижу предпосылок для изменений. Тверь может развивать функцию бэк­офисов и дата­центров Московской агломерации. Все рядом, рабочая сила и земля намного дешевле. Все это будет вокруг Твери. Других муниципалитетов региона это вряд ли коснется. Еще одно направление – рекреация в Конаковском районе и шире на Волге, а также около Селигера за счет московских потребителей.

 – Есть мнение, что муниципалитеты не развиваются, потому что у них отобрали многие полномочия и солидную часть налоговых доходов. Ведутся разговоры о том, что пора вернуть муниципалитетам часть полномочий и денег. Есть ли в этом необходимость?

– С 2012 года муниципалитеты теряют и так небольшие бюджетные доходы. У городских округов, в число которых входит и Тверь, остается всего 15% НДФЛ, собранного на своей территории. Все остальное уходит в региональный бюджет. До 2012 года было 30%.

Доля трансфертов в доходах городских округов почти 60% от их бюджета. Своих денег максимум 40%. Все остальное они получают сверху. Муниципальным районам оставляют около 20% НФДЛ, но он там копеечный. У муниципалитетов нет ни денег, ни полномочий. Можно добавить и отмену прямых выборов мэров.

Вся политика диктуется сверху. Сверхцентрализация просто убила местное самоуправление, особенно в крупных городах, а ведь они – главные точки роста России. Тверь и другие городские округа не могут развиваться за счет своих средств, доходы отобрали. А у других муниципалитетов Тверской области и налоговой базы­то особой нет.

– Значит, пора вернуть полномочия и финансы муниципалитетам?

– Для этого нужно менять систему управления. Полномочия в социальной сфере не должны концентрироваться на уровне регионов, муниципалитеты обязаны отвечать за первичные услуги населению. Им нужно возвращать ответственность за школы, больницы и соцзащиту.

Децентрализация управления очень нужна России. Но больше всего она нужна крупным городам, у которых есть налоговая база. Например, Тверь и Удомля, где расположена Калининская АЭС, себя точно сами прокормят, если перестать у них отбирать столько денег. Самостоятельность таких городов резко возрастет. А все остальные муниципалитеты как сидели на дотациях, так и будут сидеть, даже если забирать у них меньше денег. Просто у них низкая налоговая база. Поэтому региональные власти не хотят ничего менять. Сейчас они у всех отбирают и перераспределяют.

Я не вижу возможностей изменения существующей модели управления в этом политико­экономическом цикле. Но в более длительной перспективе наша страна должна выбрать другой путь развития в направлении децентрализации, учета региональных и местных интересов, стимулирования среднего и малого бизнеса, улучшения институциональной среды. Без этого Россия будет сдвигаться на периферию глобальной экономики, к странам третьего мира.

Беседовал Андрей Сабынин

Вам также могут понравиться